13 ноября 2012 | Зимние виды |
1

Олег Васильев: "При новой системе судейства
зрители стали уходить с трибун"

Фигурное катание

Олег ВАСИЛЬЕВ. Фото Александра ВИЛЬФА.

Известный российский тренер прокомментировал специально для "СЭ" итоги московского этапа "Гран-при" и объяснил, почему он уже два года не работает с фигуристами высокого уровня

Известный российский тренер прокомментировал специально для "СЭ" итоги московского этапа "Гран-при" и объяснил, почему он уже два года не работает с фигуристами высокого уровня

Васильев ушел в тень почти сразу после того, как распался дуэт его учеников - Марии Мухортовой и Максима Транькова. Тогда еще не верилось, что этот уход надолго. Все-таки среди подопечных Васильева были олимпийские чемпионы Турина Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин, а специалисты с таким опытом - штучный товар. Однако тренер не появлялся на соревнованиях почти два года. И вот приехал в Москву на этап "Гран-при" - выводить на лед итальянскую пару, совсем недавно вставшую на коньки.

Мы встретились на трибуне сразу после окончания турнира спортивных пар, в котором победили россияне Татьяна Волосожар и Максим Траньков.

- Олег, какими судьбами? В фигурном катании устали гадать: куда пропал Васильев?

- Я все там же - в Чикаго. В прошлом году практически не работал. Занимался дочерью: она закончила школу, надо было определяться с дальнейшей учебой или работой. В этом году тренировал совсем немного. В основном маленьких детей. Итальянцы же, с которыми я приехал в Москву, появились в конце прошлого лета - договорились поработать несколько недель. То, что они оказались в списке участников "Гран-при", - чистая случайность. Кто-то снялся из-за травмы, кто-то заболел, вот нас и пригласили.

СУТЬ СУДЕЙСТВА ОСТАЛАСЬ ТОЙ ЖЕ, КАК ПРИ ОЦЕНКАХ 6,0

- Но вы хотя бы следили за парным катанием последние два года?

- Практически нет. Точнее, я слежу за определенными именами, результатами, новинками, но все соревнования подряд, конечно, не смотрю.

- Почему? Неинтересно?

- А что тут может быть интересного, если люди без двух прыжков, двух выбросов и с неважной поддержкой набирают 130 баллов, показывая лучший результат в сезоне? Согласитесь, в этом есть что-то неправильное. Я понимаю зрителей, которые стали уходить с трибун после появления новой системы судейства. Они просто перестали понимать фигурное катание.

- Вы же в свое время входили в технический комитет парного катания Международного союза конькобежцев…

- Уже полтора года я туда не вхожу. В 2008-м было принято решение, что в техкоме не может быть двух представителей одной страны. Поскольку кроме меня в комитет от России входил очень уважаемый специалист Александр Лакерник, то вопрос, кто из нас должен уйти, даже не поднимался.

- До ухода из техкома вы пытались говорить о том, что парное катание идет "не в ту степь"?

- А я не считаю, что оно идет куда-то не туда. Вопрос в другом. В том, что судейство неадекватно катанию. С этим пытаются бороться, постоянно проходит обучение специалистов, разбор тех или иных ситуаций, причем достаточно жесткий, но...

В свое время прежнюю систему с оценкой 6,0 критиковали за то, что в ней нет конкретики, и судьи руководствуются не критериями, а ощущениями. Сейчас критерии есть, но суть судейства осталась прежней. Это касается и второй оценки за компоненты, и достаточно предвзятого подхода к первой, технической. Если Патрик Чан в Канаде с тремя падениями выигрывает с колоссальной суммой, почему такие же баллы при заваленном выступлении не может получить российский спортсмен, выступая в России?

Человеческий фактор в судействе фигурного катания всегда был, есть и будет. Просто нельзя переходить определенную разумную грань.

- Соглашусь. Когда я увидела на табло заоблачные оценки Волосожар и Транькова за произвольную программу, мне стало неловко.

- И мне тоже.

КОГДА ТЕЛО РАЗВАЛИВАЕТСЯ НА КУСОЧКИ

- Когда вы перестали работать с парой Мухортова/Траньков, я, честно говоря, ни минуты не сомневалась, что скоро у вас появятся новые ученики высокого уровня. Почему этого не произошло?

- Если честно, я просто устал. Устал бороться за результат, устал бороться с "тяжелыми" спортсменами, а у меня они все были такими. Ни для кого не секрет, что иногда я брал тех, с кем просто не хотели иметь дело другие тренеры. Проработав на российскую федерацию фигурного катания десять лет и не услышав в конце даже простого человеческого "спасибо", я понял, что не хочу все это продолжать. Было достаточно обидно. Вот я и ушел. Сознательно.

- И вас никто не пытался вернуть?

- Когда мне звонили потенциальные ученики, я всем отвечал, что нахожусь в краткосрочном отпуске. Не могу сказать, что телефон трезвонил круглосуточно, но такие звонки были.

- А ностальгии не было?

- Абсолютно. Мне в тот период было тяжело не только психологически, но и физиологически. Я чувствовал, как все мое тело начинает разваливаться на кусочки. Психология и физиология вообще очень тесно связаны. Когда имеет место сильный и продолжительный стресс, организм не может на него не отреагировать. Соответственно думать приходилось не о фигурном катании, а о том, чтобы привести себя в норму.

НЕ ИЗ ВСЯКОГО СЫРЬЯ МОЖНО СДЕЛАТЬ "КОНФЕТКУ"

- Из того, что вы видели в парном катании в этом сезоне, можете сказать, что вам нравится и кто интересен?

- Нравится пара Волосожар/Траньков. Я вижу у них колоссальный потенциал. Не нравятся Алена Савченко и Робин Шелковы. В их программах я не нашел абсолютно ничего нового. Все это повторение пройденного, причем не лучшее повторение. Есть интересные канадские пары, но они пока не готовы биться с лидерами, Есть американцы, которые делают достаточно сложные программы, но выдающегося качества катания у них нет и за год оно не появится. Еще мне нравятся Юко с Сашей (Кавагути/Смирнов. - Прим. Е.В.), особенно их произвольная программа этого сезона. Не нравятся Вера Базарова и Юрий Ларионов. Это касается не того, что они делают, а внешнего состояния пары. Как профессиональный тренер я прекрасно вижу, что партнерша весом 33 кило просто не справляется с теми задачами, с которыми должна справляться. Она вообще выглядит на льду как не очень здоровый человек, а это неправильно. Нельзя ставить результат выше здоровья. Еще есть Столбова и Климов. Если они найдут пути реализации своего потенциала, на них вполне можно делать ставку в следующие четыре года после Игр в Сочи. Это может быть очень технически сильная и интересная пара. Но не сегодня.

Остались китайцы. Сказать о Цинь Пан и Цзян Тон мне в общем-то нечего, кроме того, что тяжело кататься в тридцать с лишним лет, особенно тогда, когда ты сам этого не хочешь. А они явно продолжают выступать не совсем по своей воле. У Хао Чжана с новой партнершей интересна четверная подкрутка третьего уровня. Впрочем, этот этап - высоких, мощных мальчиков и крошечных девочек - мы проходили двадцать с лишним лет назад.

- Не очень оптимистично.

- Видите ли, парное катание - вид достаточно сложный. Заманить туда спортсменов практически нереально. Мы получаем людей, которые по каким-то причинам не пригодились в одиночном катании, и сделать из такого материала "конфетку" очень сложно. Как любит говорить Алексей Николаевич Мишин, из не очень хорошего сырья можно сделать только не очень хороший товар. Вырастить пару высокого класса одинаково сложно во всех странах. Это везде тяжелый труд и непростая работа в команде.

- Но такая работа тем не менее идет сразу в нескольких странах.

- Согласен. И я надеюсь увидеть ее плоды. Если, конечно, в середине декабря не случится обещанный конец света.

ВОЗМОЖНО ЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ?

- Вы согласны с тем, что одним из наиболее сильных и креативных тренеров в мире по-прежнему остается Тамара Москвина, которая почти тридцать лет назад сделала олимпийскими чемпионами вас и Лену Валову?

- Отчасти согласен. Взять тех же Юко с Сашей. У них очень интересная в плане постановки произвольная программа. Я вижу, что и ребята, и тренеры проделали колоссальную работу. Осталось только добиться стабильного исполнения технических элементов.

- Вы сказали, что видите высокий потенциал у пары Волосожар/Траньков. А когда Максим уходил от вас два года назад, вы понимали его решение?

- То, что у Максима не складываются отношения с Машей Мухортовой, мне было понятно еще до того, как я начал их тренировать. Поэтому его уход был совершенно обоснован: если Максим хотел чего-то добиться в спорте, ему надо было искать партнершу, с которой он был бы более совместим психологически. Так что решение уйти стало абсолютно правильным. Другой вопрос, как все было сделано. На мой взгляд, получилось не очень красиво.

- Теперь, когда вы наблюдаете за Траньковым со стороны, вам не кажется, что некоторые проблемы так и остались нерешенными?

- Хороший вопрос. Но можно я оставлю его без комментариев?

- Тогда ответьте честно на другой: вы допускаете, что снова вернетесь к работе в российской сборной?

- Теоретически да. Но произойти это может лишь в том случае, если из фигурного катания навсегда уйдут определенные люди.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ13.11.2012 00:07

Код для блога
Предпросмотр
 
Ваш логин:
Ваш пароль:
Забыли логин? / Регистрация
Текст комментария (1 уже добавлено):
Комментарии

Nataly 13 Ноября 2012 | 14:05

Какое интересное интервью. Спасибо, что хоть кому-то стало неловко от оценок В-Т за произвольную. А то Тарасова сказала, что оценки вполне заслуженные, просто мы - зрители-любители ничего не понимаем. Интересное мнение про пару Базарова-Ларионов. А мне Вера не кажется больной. Наоборот, такая красавица! И партнер красивый. В общем смотреть на их катание всегда приятно. Но профессионалу виднее.


Loading...






Loading...

SELECTORNEWS